Собаки моего детства - Каштанка.

 

 

Армения. Военный городок под Ленинаканом, 1960 г. Ныне это город Гюмри.


Казармы,  дома для офицеров и церковь на площади, естественно на тот период не действующая, все постройки периода царской России и построены были для военного гарнизона.

Достаточно высоко над уровнем моря, что бы зимы здесь были снежные и холодные.

Иногда снегу выпадало по колено, но держался он не долго. Холмистое плато, начинающееся сразу за городком, уходило к границе.

По весне холмы покрывались сначала ярко красными маками.

 

 

Стоя посреди алых холмов, среди колышущихся под легким ветерком длинноногих нежных маков, казалось, что находишься в нереальном мире.

Охватывало ощущение присутствия в сказке.

Отцветали маки, на смену им приходили ромашки, холмы меняли свой алый наряд на белый, и сказка повторялась.

К концу июня травы высыхали  и оставалась одна неповторимая череда холмов и горных гряд, там вдали на горизонте.

Нечастые прогулки с родителями по сказочным холмам остались в моей памяти на всю жизнь.


И была у меня в то время наилучшая подружка-Каштанка, метис немецкой и кавказской
овчарок.

Каштанка и её братья и сёстры - плод тайной любви штатной немецкой овчарки из питомника погранотряда и местного мачо -  кавказкой овчарки, периодически наведывающегося к нам в городок.

Щенки получились не чистопородные, на баланс их брать не имели права, надо было их куда-то пристраивать.


И вот в один прекрасный, солнечный, но морозный день школьных каникул, в городке появился медленно едущий военный «Газик». Он ехал очень медленно, только снег поскрипывал у него под колесами на укатанной дороге.

Этим необычным медленным своим передвижением он и обратил на себя внимание играющей во дворе ребятни, ну естественно и мое. Мы прекратили игры и стали ждать медленно приближающуюся к нашему дому машину.

Сидящие в машине, видимо,  заметили наше к ним внимание, и это было для них то, что нужно!

С нашей стороны открылась дверь машины, и на укатанную снежную обочину, высунувшаяся из-под двери, рука опустила бутуза – щенка.

И очевидно в полной уверенности, что щенок теперь, когда его увидели дети, обязательно не пропадет и будет пристроен, сидевшие в машине довольно быстро уехали.  И это сработало.


Из всей нашей компании только мои родители согласились оставить щенка.

Так Каштанка стала моей подругой.

Это был удивительно потешный и славный щенок. Коричневый, как шоколад чепрак немецкой овчарки, шерсть длинная и густая, как у кавказца, крупная, объёмная голова, а ума и талантов от обоих пород разом.

Аппетит у нее был отменный, от миски  просто отползала с довольным кряхтением и росла, росла прямо на глазах.


К апрелю в возрасте пяти месяцев Каштанка была уже настолько внушительных размеров, что запросто катала нас в детской коляске.

Во всех наших играх Каштанка находила себе место, игривая, подвижная и любопытная до бесстрашия.


В апреле в городке опять появился кавказец, не знаю, отец ли он был Каштанке или нет, но вид у него был устрашающий.

Огромный, с клочьями вылинявшей шерсти, и главное с каким-то ледяным, безразличным, ничего не выражающим взглядом.

Каждый раз, когда он появлялся в городке, мы дети чувствовали его тяжелое присутствие, и игры у нас не ладились.

Зато Каштанке его приход всегда был в праздник!

Что только она с ним не вытворяла!

За какие только части тела она его не дергала, просто внаглую топталась по нему, лежащему.

Он только лениво прикрывал глаза, греясь на солнце, и принимал тайский массаж от нашей Каштанки.


Так прошло лето и наступила осень.


Каштанке было месяцев 10, когда на очередной прогулке по холмам нам встретился чабан с отарой овец.

Что произошло с нашей собакой!?

Каштанка разволновалась, бросилась к овцам, с жадностью, интересом и какой-то забытой, а сейчас вновь обретенной радостью обнюхивала овец!


Отец забеспокоился, что собака может распугать овец, и чабан будет сердиться на нас, и начал подзывать Каштанку к себе.

Чабан подошел к нам и с восхищением прицокивая языком и покачивая головой спросил:  «Твой собака? Продай! Мой собака совсем старый, зубы нет, ничего не слышит. Твой собака  карошо овечки охраняй будет!»

Отец отвечает: «Это сука, да еще и не взрослая, ну и не продаем мы ее!» 

Чабан как-то сразу сник: «Сука тоже был. Зима волки приходил, сука щенки скоро родить. Волки овец воровать. Сука волков прогонять. Они ее убивать. Один старый собака остался. Плохо овечка охраняй. Плохо мне!».  


Отец помолчал, а потом спросил, где можно найти чабана, где он живет. Чабан ответил.

Меня удивил вопрос отца, неужели он все-таки отдаст Каштанку?

Я тогда еще не знала, что нам предстоит очередной переезд и с собакой могут возникнуть проблемы.

Уже перед самым отъездом отец на служебной машине отвез тому чабану нашу Каштанку.


Гены пастушьей собаки по отцу пробудил в ней овчарку, хранительницу отары и вернулась наша Каштанка к жизни  своих предков.

Автор: Линих Ольга